31.1.21

Один день из жизни модной парижской кокетки 1830-х годов.

 На страницах блога много показано видов исторического костюма, рассказывается о развитии промышленности и образа жизни общества разных народов и стран.

Сейчас предлагаю вместе с вами, уважаемые друзья сайта и гости, попытаться окунуться в 1830-ые годы XIX столетия и посмотреть: как жили состоятельные дамы времен Бальзака во Франции - стране, которая начала диктовать модные тенденции в костюме и не выпускала своего первенства в этом вплоть до конца века ХХ-го.

 Как жили и что делали, а может даже и сравнить с нашими днями, ведь история человечества с его поступками движется по спирали...

Чтобы настроится на нужный лад, немного напомню про это время, ладушки? 

Женщина 1830-х годов - дама эпохи романтизма. В этот период создается новый тип по романам Оноре Бальзака. Талантливый романист описал её в своих произведениях во всем блеске и привлекательности, её красоты, достигшей полного расцвета. 

Женщина в это время увлекается литературой, искусством, живописью, с тонким и изысканным вкусом, изящностью и элегантностью. И Париж для всего этого применения создал целую индустрию развлечений и траты денег населения, чтобы не только наживиться на всем, но и отвлечь от новых волнений и революций страну и власть...

Париж же, в это время менял ночь на день. Повсюду раздавались звуки оркестров; экипажи сновали по залитым огнями улицам; в различных кварталах города в один и тот же вечер давалось несколько частных балов. Причем балы были доступны практически всем классам общества, конечно же качество их зависело от платы за вход...Театры, выставочные залы были в моде...Сами моды напоминали грациозность моды эпохи Франциска 1-го (середина 16 в).

----------


Один день из жизни модной парижской кокетки 1830-х годов.


Для красавицы, современницы Бальзаковской героини, день начинается довольно поздно. Стрелки изящных часов в её спальне близко подходят к одиннадцати часам утра, а сама она еще покоится среди мягких кружевных подушек, под легким кисейным пологом; маленьким серебряный амур, украшенный драгоценными камнями, еще держит в руках зажженный факел мягкий свет которого отражается в зеркалах и освещает живописный беспорядок этого красивого гнездышка. 

Тут и там по комнате разброшены яркие ленты, сверкают драгоценности, висят пёстрые шали, тут несколько кусков из ткани воздушного тюля и газа самых нежных оттенков ожидают благосклонного выбора прекрасной ленивицы. 

Дальше на столике и резном бюро - книги, перья, полуоконченная рукопись, раскрыты альбом с начатым рисунком, недоконченная вышивка с воткнутой еще иглой, резная красивая мебель; несколько изящных картин украшают стены; нежный аромат живых цветов разносится по всей комнате, где все как бы замерло и ждет пробуждения прекрасной хозяйки.

Наконец она просыпается, зовет своих горничных и приступает к своему утреннему туалету: накинув батистовый капот, скромно, но изящно отделанный кружевом валансьен, она повязывает поверх него передник из шелковой материи гроненапль пепельного цвета с вышитой каймой; волосы её покрыты кружевной косынкой , на ногах у неё вышитые мелким швом туфельки, отделанные плойкой из ленты, напоминающие туфли, когда-то введенные в моду г-жей Помпадур; полуперчатки (митенки) цвета соломы довершают её туалет.

Она выходит медленно в столовую, где её ожидает легкий завтрак, к которому она почти не прикасается; с глубоким вздохом, как бы подчиняясь жестокой необходимости, она делает маленький глоток вина, - и завтрак её оканчивается. 

Неумолимые часы показывают ей, что время её выезда в свет приближается; она надевает платье из легкой ткани-шали (шерсть с шелком), затканной букетами или гирляндами; шарф из легкого гладкого газа покрывает её плечи, широкая лента вместо пояса охватывает её тонкую талию; ленты такого же цвета повязаны в виде браслетов на руках; большая шляпа из рисовой соломы с пучком перьев кокетливо надета на голову. 

Она садится в элегантный экипаж и, справившись предварительно по своей записной книжке из слоновой кости о приемных днях своих приятельниц, едет отдать им визит.

Там среди подобных же модниц и молодых денди она говорит обо всем: о новой только что появившейся моде, о музыке и танцах, о театрах и живописи; она слушает чтение нового памфлета или новой модной поэмы, полной туманных и неопределенных образов, оспаривает новые доктрины, слегка осуждает некоторые явления своего века.

Говорит она все это без увлечения, корректно, с заученными жестами, неестественно и жеманно, не забывая при этом показать свою маленькую ножку, гибкость и стройность своей фигуры, красивую ручку, обтянутую безукоризненной перчаткой, и элегантную простоту своего платья.

Покончив с визитами, модница успевает еще побывать на художественной выставке; она уверена, что встретит там несколько молодых денди, составляющих цвет парижских салонов, которые увиваясь за нею, поделятся с ней своими наблюдениями и мнениями о выставленных картинах.

Поль Деларош (1797-1856), Орас Верне (1789-1863), Энгр (1780-1867), Делакруа (1798-1863) и др. - имена, которые не раз раздавались в её ушах и которые она теперь видит в каталоге выставки. Прелестная "Маргарита" Ари Шеффера приковывает её внимание каким-то особенным мистическим колоритом, который художник как бы заимствовал у Гете. Поль Делакруа производит на неё впечатление своей драматичностью картин...

----

Орас Верне портрет семьи Витгенштейн

Леди Джейн грей картина Делароша

Эжен Делакруа охота на Львов
---

Но пора.., её ждет дома парикмахер. Она отдает ему в руки свою голову и тот, развлекая её анекдотами и сообщая разные новости дня, воздвигает из её волос целое архитектурное сооружение, которое увенчивает цветами, перьями и драгоценными шпильками.

Отпустив парикмахера, молодая кокетка спешит надеть платье из цветной прозрачной кисеи с короткими рукавами и вырезным лифом; она хочет блистать изысканной красотой, а не драгоценностями, поэтому надевает лишь скромные бриллиантовые серьги и небольшое колье. Входит слуга и докладывает, что обед подан, и она садится за стол...

Обед женщины эпохи романтизма занимает мало времени: эта прозаическая сторона жизни кажется ей только неприятной необходимостью и тяжелой обузой. В эту эпоху байронизма гастрономические вопросы не занимают дамскую голову, дама ими совсем пренебрегает , - ведь хороший тон требует, чтобы она умирала с голоду и питалась только росой небесной. При всем этом ей нужны совсем иные удовольствия.



Для того, чтобы затронуть чувство молодой богатой парижанки и подействовать на её нервы, а в этом она видит всю прелесть и смысл жизни, ей необходимы сильные захватывающие впечатления. Ей нравится политика с её треволнениями, современная поэзия, полная самых причудливых, туманных грез и образов, романы со страстными сценами и кровавые драмы.



После обеда она до бала отправляется в театр, поглощающий её всецело; она живет там жизнью героев и героинь, испытывает все их страсти, мучения и терзания. Все эти эмоциональные впечатления от вымышленных преступлений, признаний, ласки, эти  сценические страдания наполняют её сердце блаженством и страхом, возбуждая нервы и заставляя трепетать от одних только воспоминаний игры актеров.



Затем она едет на бал, где в круге танцев и волнений, удовольствий от окружения и внимания к ней молодых повес, проводит оставшиеся вечерние часы, переходящие  в ночное время...

После бала, когда заря нового дня уже румянит восток, возвращается она домой для того, чтобы на следующий день вновь вести ту же неестественную жизнь и служить тому же эфемерному идолу - моде...


---

Закончилось наше путешествие...
Конечно же, - это только маленький эпизод.

 В те времена в моде у женщин были в любимых занятиях - верховая езда, причем француженки настолько этим увлеклись, что сидели в седле лучше англичанок, бывать на заседаниях Палаты депутатов и т.п.
А еще были модные выезды за город, прогулки и отдых в Елисейских садах; салоны разных классов и направлений, где собирались разные группы и почитать вслух и что-то обсудить...

В общем, состоятельное общество развлекало себя как могло  и хотело. И конечно же, я перечислила только приличное времяпровождение, но была и другая сторона...и далеко не такая лицеприятная, и далеко не  только в Париже...

...но это..уже другая история...😉
-------------------------------------------

Читайте так же:

2 комментария:

  1. Спасибо! Очень интересно.
    Вот хотелось бы услышать ваше мнение по поводу люстры со свечами на пятом изображении. Вдруг плохо закрепленная свеча упадет на красавицу в шелковом платье или на нотные записи. Меня с детства интересовал этот вопрос.

    ОтветитьУдалить
    Ответы
    1. Татьяна, Вы правы - электричества тогда в таком применении не было, хотя уже в 1831 году было открыто понятие магнитных полей...И пользовались свечами для освещения. Чтобы свечи задувать, пользовались специальными палками с колпачками(посмотрите филь начало "Гусарская баллада", где после бала слуга задувает свечи на люстрах). Но были другие времена и вещи делались на столетия. Это сейчас век потребления...увы...Так вот, люстра очень прочная и причем с "секретом".
      Для усиления силы света таких, по нынешним стандартам, слабых источников света, в России XVIII-первой трети XIX века использовались разнообразные технические приемы, которые состояли в выработке особой конструкции люстры, а также оформлении светильника такими материалами, которые повышали силу света за счет его отражения, и разнообразили его характер за счет его преломления.Свечные люстры приходилось подвешивать на небольшой высоте от пола, т.к. свет свечей довольно слаб, и для достижения нужного результата осветительный прибор должен был находиться достаточно близко от освещаемого пространства. Поэтому, подвесная цепь свечных люстр была очень длинной...
      А что были ли случаи возгорания? да были. Потому что свет люстры был мал,и пользовались еще боковыми канделябрами. Именно за них-то дамы могли и "зацепиться" или прической, или какой-то выпирающей отделкой. Люди это знали и старались быть подальше от свечей.
      Кстати, был случай, когда в церкви на праздник рождества в одной из европейских стран заживо сгорели 2000 женщин в середине 19 века. Свеча упала на платье с легким кринолином (изобретение Ворта), народу было много, платье у всех огромные.., все вспыхло и сгорело практически моментально...
      Так что сам вопрос Ваш,Татьяна, очень интересный. Видимо в прошлых жизнях Вы пережили этот подобный пожар...

      Удалить